pan_andriy (pan_andriy) wrote,
pan_andriy
pan_andriy

Categories:

конструктивная позиция в вопросе о ценообразовании на российский газ

Россия требует признать газовое соглашение 2009 года в обмен на вывод террористов, - Луценко
Президент России Владимир Путин на встрече с мировыми лидерами в Нормандии негласно согласился на решение проблемы на востоке Украины, однако теперь вдогонку требует признать условия кабального газового договора 2009 года.
 "Риторика: пусть Украина признает газовый договор, а потом мы уйдем с Донбасса, теперь негласно звучит от всех официальных и неофициальных лиц Российской Федерации."
http://censor.net.ua/n291089

Лояльный плен — это когда не режут пальцы
update: 21-06-2014 (21:18)
15 июня в реанимационном отделении Луганской областной клинической больницы скончался луганский гражданский активист Александр Решетняк. Он умер от травм, полученных в плену так называемой Луганской народной республики: раздробленный таз, отбитые почки, сломанный позвоночник и проникающее пулевое ранение в живот. Александр Решетняк, один из организаторов местного Евромайдана, был похищен в ночь на 10 июня, двое суток его подвергали жестоким пыткам.

Парень и девушка, А. и Б., инженер и риелтор. Во вторник 27 мая в 8 утра в квартиру А. и Б. постучались. "Кто там?" — "ДНР!". Ребята пробыли в плену в одном из админзданий Донбасса 6 дней (освободили их 1 июня).

"Конструктивных вопросов не было. Спрашивали, кричали ли мы "Слава Украине!". Основное обвинение: "Правый сектор!" Главный вопрос: "За Украину?" Главная угроза: "Я тебя сейчас убью!". Допрос проводил мужчина, он сидел на пластиковом ящике в углу комнаты. Подходил ко мне и размахивал ножом. Я закрывалась руками, коленками — потому у меня все изрезано (действительно, на теле А. — от ног до шеи — видны следы от порезов, — прим. автора). Был особенно тяжелый психологически момент. Я об этом только в книжках читала.
Он мне сказал: раздевайся, я посмотрю, какие у тебя татуировки, а потом тебя будут насиловать. Потом была команда: доставай грудь! И полоснул ножом...

Бил в лицо. А на финише этого "переговорного процесса" затолкал меня в угол и полоснул ножом по шее. Кровь лилась рекой. В таком состоянии меня заставили мыть полы. Мне казалось, что это все во сне, бред какой-то.

Б.: Мне задавали те же вопросы. У меня были завязаны глаза, с двух сторон стояли люди. И били одновременно с двух сторон. Я пытался защищаться руками, и один из них мне сказал, мол, раз так, я тебе их сейчас отрежу.
И действительно начал резать предплечье. У меня там сейчас семь швов, очень глубокая рана. Во время допроса я пару раз попрощался с жизнью.
Еще был такой сюжет, о котором забыла упомянуть А. Нас вдвоем заставляли мыть машину, в которой они перевозили трупы своих товарищей. Перед этим как раз была активизация АТО. Мы отмывали мозги, мясо, кровь. В завершении мою девушку заставили написать своей кровью на стене "Люблю Донбасс". И вот мы сидим на белых пластиковых стульях, истекаем кровью, а рядом — "командир", который разговаривает с нами на темы типа "иммиграционная политика в Прибалтике". И я понимаю, что должен поддерживать разговор...

О., женщина средних лет, родившаяся в одном из российских городов и живущая в Донецке (после освобождения из плена она покинула Донбасс, так же как и многие другие заложники), провела в плену ДНР, в подвале одного из админзданий Донбасса, пять дней (захвачена 22 мая, отпущена 26-го).

"Я была председателем комиссии на одном из участков. Параллельно мы помогали украинским военным. В машине нас было трое. С собой печать, паспорт, прожекторы, которые мы должны были срочно отвезти на военную базу. Мы торопились, наверное, превысили скорость. За нами ехала машина ГАИ, она нас обогнала, подрезала. Остановила. Спустя некоторое время я поняла, что мы попали, потому что подъехала машина с двумя ДНРовцами. Один в камуфляже, вооруженный, второй в штатском, обычный на вид, оба без балаклав. Они поздоровались с гаишниками, похлопали друг друга по плечам, называли друг друга по имени. "Спасибо что вызвали". "Спасибо что отреагировали". ДНР сразу залезли в сумки, нашли там печать для избирательного участка, достали украинский флаг, стали меня им душить и говорить, что, мол, повесить бы тебя на нем.
— Номер машины гаишников запомнили?
— Я их записала, но дело в том, что я съела всю записную книжку.
— В смысле?
— В прямом смысле. Я ее спрятала в штаны, а потом в камере ела ее по листику и всю-всю съела.
— Пытки к вам применялись?
— Да. Например, "растяжка". Это когда сажают на стул, ногами обхватываешь ножки стула, мне скотчем ноги не привязывали, но, судя по разговору, с другими это случается. Локти назад, с помощью двух петель веревки затягивают руки. И в таком виде бьют — чтобы ты не мог согнуться и себя защитить. Еще меня били в голову, так что я падала со стула.

Первый допрос, как мне показалось, проводили русские. По крайней мере по говору. И выпускал из плена меня, кстати, тоже русский.

Два раза на протяжении следующих дней имитировали расстрел: ставили к стенке, читали "приговор" с некого "документа" с "гербом ДНР", снимали повязку.
Первый раз я чувствовала, что это холостые. Второй раз я уже увидела в рожке, который они присоединяли к автомату, патроны. Второй раз дали автоматную очередь поверх головы.

 Был человек, который мне постоянно вызывал медика. Там есть разные люди. Например, "черепашки".
— Кто это?
— Не знаю, но меня несколько раз пугали, что нагрянут "черепашки". Потом они нагрянули. Правда, не ко мне. Судя по звукам, побили всех и исчезли. Один раз я слышала, как эти самые "черепашки" выбивали из мужчины дарственную на "хаммер".
Страшнее всего было слушать, как бьют других. И этот звук постоянно мотающегося скотча. Мотают, мотают, мотают.
За то время, которое я там провела, четыре человека тянули по ступенькам. Мне показалось, что они были мертвы.

Журналист Сергей Шаповал — единственный из наших собеседников, кто не скрывает своего имени. Он журналист и уже описал произошедшее с ним в украинских изданиях. Это может показаться странным, но к своему трехнедельному пребыванию в плену (с 25 апреля до 19 мая, удерживался в Донецкой обладминистрации) он относится с легким налетом иронии.

 Они параноидально боятся "провокаторов "Правого сектора" и "шпионов СБУ". За 4 часа разговора они не нашли "пробоин" в моей легенде, но им все-таки удалось обнаружить в моем рюкзаке журналистское удостоверение. Так я стал пленником. На следующий день в обед в помещение, где меня удерживали, забежала гоп-команда из 4-5 человек и начала меня бить со словами "Ты шпион!", "Кто твой куратор?", "Ты из "Правого сектора"!". Руки заломили, вывели. Моя пыточная располагалась на 8-м этаже в редакции коммунальной газеты "Жизнь". Там до сих пор, кстати, лежат журналистские документы, висят грамоты... Пытали меня около 4-х часов.

Например, клали мокрую тряпку на левое плечо и били электрошокером. Как следствие, левая рука у меня теперь постоянно отказывает.
Во время пыток задавали тот же набор вопросов: "Кто тебе деньги платит?", "Кто твой куратор?", "Давай имена!". Били по голове огромной книгой. Резали палец ножом. Имитировали расстрел — прикладывали к голове незаряженный пистолет и щелкали курком.

 Одним из пленников, судя по разговорам, был сын ректора Донецкого национального университета. Видел также парня с длинными волосами. Его очень жестко вели с завязанными руками — как будто на смерть. Уже позже один из охранников рассказывал о студенте-медике, который лежал в Донецкой госадминистрации со сломанными руками и ногами. К нему специально не пускали врачей, чтобы кости криво срастались.

Отдельный аспект пребывания в плену — это "мои видеообращения", которые регулярно записывались и выкладывались на YouTube. Тут надо понимать, что эти люди не читают Facebook, нормальные новостийные сайты, они сидят в группах "ВКонтакте", куда для них выкладывают специальные ролики про "наркотики на Майдане". Так вот, сначала для записи "видеообращений" они приводили российских журналистов с ANNA News. Российских — в смысле людей с явно российским говором. Интересно, что у моих "коллег", которые пришли записывать меня на видео, ситуация не вызвала ни малейшего дискомфорта: сидит их коллега-журналист, побитый, раздетый по пояс, с разбитым лицом.

И вот они приходят с камерой и говорят: "Так, сейчас мы будем делать Славянск". Повесили флаг, положили бронежилет, шлем. А я должен был говорить, мол, привет, я в Славянске, вот это боец такой-то, а это боец такой-то, они мне помогают, готовлю вот цикл статей...

Кстати, девушка-журналистка, которая снимала на камеру, была в балаклаве. Потом мне приносили, к примеру, распечатки новостей Lifenews и просили зачитывать на камеру, как боевики "Правого сектора" расстреляли блокпост и убили троих безоружных людей".
То, что они нашли для меня такое применение, как ни странно, позволило мне находиться в относительно нормальных условиях. Правда, разворовали все, вплоть до застиранной майки и шарикового дезодоранта. Поснимали деньги с карточки.

Территория захваченной обладминистрации забита крадеными машинами. Доходит до того, что они эти автомобили друг у друга воруют. К примеру, один из охранников жаловался мне, мол, такую классную тачку "отжал", зашел в кабинет, бросил на стол ключи, только отвернулся — ключей уже нет, кто-то сел на эту машину и уехал. Психология у этих людей такая: украсть или отобрать.
Мария Томак, Центр Гражданских Свобод, Киев, Украина

http://www.kasparov.ru/material.php?id=53A3E25100278


Алексей Яковлев, бывший ополченец ДНР:

17 апреля утром нас заслали патрулировать улицу Свободы и площадь Октябрьской революции. Шла девушка. К ней подошел "рыжий", позывной такой, попросил предъявить документы. Она сказала: "У меня нет документов, я иду вообще на роботу".
За руки схватили крепко, отвели в горотдел. Слышал крики, громкие. Там определенный коллектив: комендант, замкоменданта, помощник, завскладом, рассказывали, как им было весело насиловать эту девушку. После этого я эту девушку не видел.

Я через баррикаду перепрыгнул, пошел домой, а меня приняли возле музея. Остановилось "Вольво" черного цвета, выскочили от туда 3 человек, свернули, кинули в фургончик в наручниках. Проверяли на мне бронежилет в тот же день. Надели на меня бронежилет, и с 3-х метров стреляли с Форта 12. Бронежилет 4. Бронежилет не пробило, но боль адская.
http://podrobnosti.ua/podrobnosti/2014/06/22/981611.html


Глава МИД России Сергей Лавров в телефонном разговоре с госсекретарем США Джоном Керри отметил необходимость того, чтобы Киев занял конструктивную позицию в вопросе о ценообразовании на российский газ.

Об этом сообщает пресс-служба МИД РФ.

«В ходе телефонного разговора Лавров и Керри обсудили ситуацию на Украине в контексте объявленного президентом Петром Порошенко «мирного плана» для Юго-Востока. Лавров напомнил Керри, что оценка этого плана была дана российским лидером Владимиром Путиным. «Россия всегда поддерживала прекращение огня, но это лишь первый шаг», - подчеркнул министр. По его убеждению, главное - начать диалог без ультиматумов и с учетом позиции тех, кто реально контролирует обстановку в юго-восточных регионах Украины, с целью достижения подлинного урегулирования в стране», - сказано в сообщении.

«Министр также отметил необходимость того, чтобы Киев, наконец, занял конструктивную позицию в вопросе о ценообразовании на российский газ», - подытожили в российском внешнеполитическом ведомстве.
http://www.gazeta.ru/business/news/2014/06/22/n_6250377.shtml

Subscribe

  • марсіянське

    Український інженер з Каліфорнії став одним із розробників гелікоптера для польотів на Марсі.

  • грызуны и бутерброд

    - Сперва с Византией покончим-с, - мечтал он, - а потом-с... На Драву, Мораву, на дальнюю Саву, На тихий и синий Дунай... Д-да-с! ... И вдруг…

  • всё те же на манеже

    " 24 сентября 1999 г. спустя полчаса после заявления Рушайло директор ФСБ Николай Патрушев сообщил СМИ, что это были учения, а в мешках находился…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment