pan_andriy (pan_andriy) wrote,
pan_andriy
pan_andriy

Репортерское мясо Кремля

О.БЫЧКОВА – Мы все, конечно, вчера узнали, что двое российских журналистов с российского телеканала погибли на Украине, и сегодня в Государственной думе предложили российским каналам временно ограничить поездки журналистов на Украину. Например, Михаил Маркелов сказал, что никакая информация не стоит сегодня гибели наших ребят. Возможно, руководителям каналам следует на время ограничить – не запретить, а именно ограничить – их поездки в зону боевых действий, или, по крайней мере, не отправлять туда новые группы. Отношение к этой инициативе, честно говоря, при всем ужасе и соболезновании близким тех, кто погиб, у меня сложное. У тебя, как?

А.ТРОИЦКИЙ – У меня отношение к этому очень простое, то есть уже вторая исходит инициатива от нашей Госдумы за сегодняшний день, которая мне, в общем-то, нравится. Я так думаю, что в Госдуме настало какое-то временное просветление что ли, или, может, самые отъявленные депутаты уже ушли в отпуск и у них появились какие-то проблески разума и здравого смысла. Я думаю, что было бы очень хорошо, если бы так все и произошло. Абсолютно прав Михаил Маркелов.

Что касается до погибших журналистов, то, конечно, самые искренние сочувствия и соболезнования родным и близким, и максимальное порицание нашим телевизионным компаниям. Потому что я, вообще, еще даже до того, как погибли журналисты, до того, как это случилось, я, например, склонен обвинять руководство и ВГТРГ и НТВ и даже, боюсь, Первого канала с моим давнишним приятелем Константином Львовичем Эрнстом в том, что, в общем-то, они убийцы. То есть они реальные убийцы, потому что это с их подачи огромное количество людей рвется в это чертово пекло, и, соответственно, многие из них оттуда не выходят живыми.

О.ЖУРАВЛЕВА – Но журналисты, военные корреспонденты всегда рвутся в это чертово пекло…

А.ТРОИЦКИЙ – Это отдельная история. Я так считаю, что журналисты рвутся в пекло опять же для того, чтобы снять кадры с определенной этой пропагандистской заряженностью, иначе они спокойно сидели бы в дали в окопах, а им, естественно, нужна кровь, расчлененка, ужасы и кошмары. И они, опять же повинуясь приказам этих московских боссов, идут под огонь. Это само по себе преступно.

О.ЖУРАВЛЕВА – Подожди. Это не так. Или не полностью так. Потому что не обязательно любой военный корреспондент делает то, что он делает ради этих пропагандистских картинок – это совершенно не так. Есть масса честных, объективных, военных корреспондентов, у которых собственное представление об этики.

А.ТРОИЦКИЙ – Ольга, послушай…

О.ЖУРАВЛЕВА – И никто туда никого насильно не заставляет ехать.

А.ТРОИЦКИЙ – Я говорю конкретно о корреспондентов канала, скажем, ВГТРК. А какие у них там объективные и честные представления о том, что происходит, это, в общем, всем неплохо известно. Я на самом деле хочу сказать не только о журналистах. А журналисты в данном случае – это частный случай, с одной стороны, и как бы инструмент пропаганды с другой стороны.

Я хочу сказать о жертвах этой пропаганды. Я последнее время прочел несколько интервью с родственниками и друзьями тех россиян, которые погибли под Донецком. И, когда они рассказывают, каким образом Саша, Боря или кто-то еще оказался вдруг в этих несчастливых краях, то все они говорят о том, что «вот он смотрел телевизор, смотрел Одессу, смотрел Донецк, смотрел Луганск. И, собственно, вот это вот, то есть наша телевизионная пропаганда - именно она и не что иное бросила людей в объятие этих подлых вербовщиков. Соответственно, они завербовались, поехали и так далее. Соответственно, там ополченцы эти очень разные. С одной стороны, я думаю, имеются и, скорей всего, это большинство даже – это просто отморозки, маньяки, убийцы, которым очень хочется стрелять и убивать, которые в детстве не наигрались в войну «Зарница» и, соответственно, свои комплексы реализуют уже в реальных комплексах и на живых людях. С другой стороны, там просто есть такие цинки, прагматики, все эти «дикие гуси», солдаты удачи, которые там находятся за деньги.

Но, как многие уже и отмечали, там есть, скажем так, романтики. Их называют романтиками, их называют пассионариями. «Я хату покинул, пошел воевать, чтоб землю в Гренаде крестьянам отдать» и все прочее. Я думаю, что этих ребят меньшинство, но, тем не менее, они есть. Я абсолютно уверен, что они точно туда ринулись, насмотревшись этого самого подлого канала ВГТРК, НТВ, и прочее.

И, я думаю, что на Добродееве, Кулистикове, на всех этих дяденьках, в общем-то, кровь этих людей, потому что это они вдохновили на то, чтобы покинуть свои дома, свои семьи и бросится с горящими глазами убивать других людей, и, соответственно, в каких-то случаях и самим тоже падать на поле боя. И, думаю, что, разумеется, этих людей совершенно не волнует – их волнуют только собственные карьеры, только то, чтобы выслужиться перед большим боссом.

http://echo.msk.ru/programs/personalno/1342200-echo/


Репортерское мясо Кремля

21.06.2014 16:33  
Кем являются российские репортеры в Украине - сотрудниками пропагандистских подразделений Путина или журналистами, которые несут миру правду? И на ком лежит вина за их гибель - на бойцах украинской Нацгвардии, которые защищают свою страну, или все же на том, кто затеял эту агрессию
...
Понимал ли родившийся и выросший в Запорожье Корнелюк, которого перевели в Москву из Мурманска, где он руководил бюро ВГТРК, незадолго до отправки в Украину, чем именно он занимается на своей бывшей родине, уже не так и важно. Как не важно, понимал ли это и Антон Волошин, за плечами которого работа по освещению событий на Майдане зимой этого года по версии телеканала Россия.
 
Хотя последний репортаж Корнелюка, где он рассказывает о том, что происходит в освобожденном от террористов поселке Счастье, ставит под сомнение известную истину о том, что мертвые сраму не имут.
 
Судите сами: «В поселке Счастье сейчас проходит чистка, массовая. Уничтожают мирное население, вырезают женщин и детей, всех подростков от 16 до 50 лет вырезают полностью. Эта информация от женщины, которая непосредственно там, соседка одного из моих однополчан», — сообщает боец армии Юго-Востока по прозвищу Варан».
 
Это текст с сайта Всероссийской государственной телевизионной и радиовещательной компании, который сопровождает сюжет Корнелюка, где ему в кадре о резне, «затеянной киевскими карателями», рассказывает «боец» по прозвищу Варан.
 
Телекомпании, которая вещает не только на всю Россию, но и на страны, где проживает немало русскоязычных граждан - Германию, Израиль, или США. И таких сюжетов за полгода в международное информационное пространство были брошены сотни.
  
Так что, как именно зовут путинских пропагандистских солдат, по итогу не так уж и важно. Как не важны по итогу конкретные имена путинских эфэсбешников, грушников, и прочих террористов, которых в виде груза 200 фурами отправляют на родину из Украины.
 
Не нам их оплакивать. Не нам носить цветы на их могилы. Тем более, для Путина они - мясо. Хоть пушечное, хоть репортерское. Не солдаты удачи, не вольные фрилансеры, а именно мясо.
 
Разница лишь в том, что репортерское мясо используется Кремлем и после смерти. А пушечное мясо тайно зарывают на кладбищах. Отказывая родственникам даже в опознании трупов или выдаче тел. Как об этом рассказали недавно журналисты Новой газеты и телеканала Дождь. Поскольку трупы граждан России – это тоже собственность Кремля, которыми он распоряжается по своему усмотрению.
 
Но погибший журналист - это не безымянный груз-200, коим несть числа. Это продукт штучный. А, значит, для Кремля это отличная долгоиграющая история, которой отвлекают от сути происходящего международное сообщество: «Вот видите, господа либералы, что вытворяет киевская хунта? Они же убивают журналистов».
 
А потом похороны на всю страну. С приездом самого мэра Москвы Собянина в компании с депутатами Госдумы. И народный артист России Иосиф Кобзон, просит прощения у погибших за то, что они «пролили кровь на его родине». И пожиратели телекартинки в свежем порыве проклинают киевский режим, убивающих тех, кто, рискуя жизнью «несет миру правду». А Путин подписывает указ о посмертном награждении «Орденами мужества».
... 
Глава отдела Восточной Европы и Средней Азии RSF (Репортеры без границ). Йоханн Бир настаивает на том, что украинские власти не должны препятствовать работе российских журналистов даже в тех случаях, когда те находятся на территории Украины незаконно. То есть не только без официальной аккредитации, но и при незаконном пересечении государственной границы суверенного государства.
 
С одной стороны, г-н Бир как бы прав. Для того чтобы донести миру правду, журналисты рискуют всегда. Пробираясь в самые горячие точки в обход границ и блокпостов без каких бы то ни было аккредитаций.
 
Вот только в случае с Украиной привычная схема не работает. Потому что сотрудники российских СМИ попадают на территории, контролируемые террористическими организациями, со стороны государства, которое этих самых террористов опекает. Поставляя оружие, бронетехнику, боевиков. Ведя де-факто необъявленную войну против Украины. Со стороны страны-агрессора. Что уже признано всем цивилизованным миром.
 
Кстати, г-ну Биру неплохо было бы посмотреть в Youtube интервью в форме классического допроса, которые проводят сотрудники российских СМИ с захваченными в плен, избитыми и раздетыми украинскими военными. Что явно является российским ноу-хау в журналистском ремесле. Поскольку обычно, когда журналистам устраивают подобные шоу, допросы все же доверяют вести силовикам. А заодно полюбопытствовать насчет содержимого флешек, изъятых у тех сотрудников российских СМИ, что были арестованы вместе с террористами в ходе боестолкновений, когда те корректировали огонь боевиков.
 
А потом взять и честно ответить, кем являются данные граждане РФ – сотрудниками пропагандистских подразделений Путина или журналистами, «которые несут миру правду»? Уточнив при этом, на ком все-таки лежит вина за гибель сотрудников ВГТРК? На бойцах украинской Нацгвардии, которые защищают свою страну, или все же на том, кто затеял эту агрессию?
 
Но даже если г-н Бир и признает, что все это идет вразрез с профессией журналиста, хозяин Кремля вряд ли покраснеет от стыда. Равно как и его карманный Штрайхер.
 
Потому что имперские амбиции – штука знаковая. Орденов на складах пылится много. А груз-200 давно стал главным блюдом от шефа в меню кремлевской кухни.
 
Андрей КАПУСТИН

http://nvua.net/opinion/kapustin/Reporterskoe-myaso-Kremlya-1093.html

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments