pan_andriy (pan_andriy) wrote,
pan_andriy
pan_andriy

"ЗАПИСКА ПО ВОПРОСУ О ЦЕНЗУРЕ КНИГЪ НА МАЛОРУССКОМЪ ЯЗЫКЕ" (1904)

"Нельзя ставить детей малороссовъ в исключительно неблагопріятное положеніе по сравненію с детьми великороссами, при одинаковыхъ отъ нихъ требованіяхъ первоначальной школы. Если, какъ это все хорошо известно, на суде взрослые крестьяне малороссы часто очень плохо или превратно понимаютъ речи председателя, прокурора и защитника, то что же сказать о восьмилетнихъ детях, вступающихъ въ чужую и мало для нихъ понятную школьную обстановку. Если взять, напримеръ, самую распространенную учебную школьную книгу, применяемую въ Малороссіи такъ же обязательно, какъ ивъ Великороссіи - "Наше родное" Баранова, именно первый годъ обученія въ сельскихъ народныхъ школахъ съ трехлетнимъ курсомъ, то уже тутъ найдемъ рядъ преткновеній для малорусскихъ детей, неизвестныхъ великоруссамъ, найдемъ множество словъ, или совсемъ не употребляемыхъ въ Малороссіи, или здесь известныхъ съ другимъ совсемъ значеніемъ. Такъ, слова луна, недиля, у
малоруссовъ имеютъ особое значеніе, луна - эхо, недиля - воскресенье. Такія стихотворенія, какъ пушкинское

Зима. Крестьянин, торжествуя,
На дровняхъ обновляетъ путь.
Его лошадка, снегъ почуя,
Плетется рысью, какъ нибудь.
Бразды пушистые взрывая,
Летитъ кибитка удалая,
Ямщикъ сидитъ на облучке,
Въ тулупе, красномъ кушаке,

такія стихотворенія украинскому ребенку совсемъ непонятны и требуютъ почти полнаго перевода. Более половины словъ приведеннаго стихотворенія малороссамъ совсемъ неизвестны; дровни, бразды, пушистый, плетется, кибитка, облучекъ, тулупъ, кушакъ - все это для него странно и непонятно, такъ какъ онъ знаетъ кожухъ, а не тулупъ, передокъ, а не облучекъ, поясъ, а не кушакъ и т.д. Въ учебнике, напримеръ, часто упоминается деревня, а въ Малороссіи знаютъ только село, слободу, а подъ "деревней" разумеютъ складъ лесныхъ матеріаловъ, упоминаются часто туча, волна, тень, цветокъ, мельница, молнія, изба, рожь, лесная опушка, тропинка, срокъ, плоды, и все это для украинскихъ детей совершенно темно, такъ какъ все эти предметы носятъ у нихъ другія названія: хмара, хвыля, холодокъ, квитка, витрякъ, блискавка, хата, жито, взлисье, стежка, часъ, овочи и т.д.
Въ итоге въ детской голове накопляется множество невыясненныхъ и перепутанныхъ словъ: пониманіе, а вместе съ темъ и обученіе встречается съ целымъ рядомъ затрудненій, и все служитъ одной изъ главныхъ причинъ малой успешности народной школы среди малорусскаго населенія. Въ Малороссіи школа изстари пользовалась любовью народа, а какъ она была высоко поставлена, красноречивымъ свидетельствомъ служитъ тотъ поразительный фактъ, что въ 1732 году нынешняя харьковская губернія имела уже такое число школъ, къ какому она впоследствіи еле могла подняться черезъ сто пятьдесятъ летъ въ 1882 году, причемъ школы эти были созданы самимъ народомъ и содержимы на его собственные средства. Гибель народной школы въ XVIII и начале XIX в. обусловлена была съ одной стороны крайней регламентаціей, а съ другой полнымъ устраненіемъ изъ преподаванія родного языка.


Больнее и обиднее всего для малороссовъ запрещеніе перевода Евангелія. Малоруссы, добровольно объединившіе все свои интересы с великорусскимъ народомъ, не имеютъ права слушать и читать Евангеліе на родномъ языке, въ своей стране, где пользуются такимъ естественнымъ правомъ все инородцы и иноверцы, въ своемъ государстве, где въ силу 45 ст. основн. зак. разрешается всеми народами, славить Бога всемогущаго "разными языки". Если даже допустить, что великорусскій языкъ малороссамъ такъ понятен, какъ украинскій, чего, однако, нетъ и въ такомъ случае въ приложеніи къ Евангелію немыслимо и недопустимо какое-либо запрещеніе; что же сказать, при значительномъ различіи языковъ, при существованіи превосходнаго перевода Морачевскаго, одобреннаго Академіей наукъ, и перевода Кулиша и Пулюя, обращающагося среди малорусскаго населенія заграницей? Это одинъ изъ техъ фактовъ насилія надъ мыслью, словомъ и совестью, который прежде всего не находитъ себе никакихъ основаній въ коренныхъ принципахъ православія.
Православная церковь никогда не возражала противъ перевода Евангелія, вообще книгъ св. писанія на какой либо изъ языковъ, доказательствомъ чему, между прочимъ, можетъ служить отправленіе благослуженія преосв. Николаемъ въ Японіи на японскомъ языке и переводъ на немецкій языкъ литургіи протоіереемъ Мальцевымъ для жителей слободы Александровки въ окрестностяхъ Берлина. 23 года тому назадъ проф. Пулюй хлопоталъ о допущеніи его перевода Евангелія и получилъ отказ. Въ 1904 г. онъ обратился въ Академію наукъ съ просьбою настоять на разрешеніи. "Въ Россіи, говоритъ г. Пулюй, слово Божіе проповедуется на сорока языкахъ, и даже монголы и татары имеютъ Евангеліе на родныхъ языкахъ, и только единоверному украинскому народу оно запрещено. Согласно закону 1876 г. въ Россіи каждый, имеющій въ своемъ доме Евангеліе на малорусскомъ языке, является преступникомъ. Малорусскаго Евангелія не могутъ читать раненные солдаты, пролившіе свою кровь за Россію, и они лишены последней, быть можетъ, въ ихъ жизни отрады услышать слово Божіе на понятномъ и родномъ языке. Это обида целой Россіи, такъ какъ доля Украины составляетъ не малую часть доли всей Россіи".
http://recult.by.ru/docs/slav/slav_06.htm

Скидається на те шо в самій Росії, в цьому сенсі за останнє сторіччя не змінилося ніц.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments