pan_andriy (pan_andriy) wrote,
pan_andriy
pan_andriy

"пусть попрыгают"

30/10/2009
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вот какой у власти стиль. Появляется Набиуллина. И Набиуллина, очаровательная женщина, скромнейшая. Знаешь, я готов ей вообще руки целовать, потому что такая обаятельная женщина у нас руководит таким важным министерством – Минэкономразвития. Она скромненько так говорит, читаю…«Из четырёхсот моно-городов двадцать продолжают существовать за счёт федеральных программ, но теоретически могут быть закрыты». А теперь внимание! То есть, мы с тобой понимаем, Серёжа, что это капиталистическая экономика, какие-то предприятия умерли, т.е. это объективные законы экономики, мы с этим не спорим, правильно?

С. БУНТМАН: Не спорим.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Внимание! Набиуллина: «Если у нас не найдётся никаких альтернативных форм занятости и никаких частных инвесторов, готовых вложить капитал». Так туди і в кращі часи нічого не вкладалося. Паршев пояснив чому. Я хотел бы, дорогой коллега мой, с которым я много лет работаю, чтобы ты прочувствовал эту фразу. Министр экономики, которая не может сказать больше, чем она может сказать, и всякие крепкие выражения не к лицу этой интеллигентной женщине, спокойно говорит россиянам от имени правительства, которым руководит человек, который до этого был президентом восемь лет.

А теперь он уже год премьер. Внимание! Вот после того, как я тебе всё это сказал, послушай ещё раз слова, которые она сказала. «Если у нас не найдётся никаких альтернативных форм занятости и никаких частных инвесторов, готовых вложить капитал». Значит простой вопрос, не к Набиуллиной, к её начальнику. Вы чего делали девять лет? Вы не знали, что в стране происходит? Вы не могли к этому подготовиться? Вы не знали, что будет с Тольятти? Ну хорошо! По поводу Тольятти у вас была хоть какая-то надежда, что нам удастся выкакать российский автомобиль. Я понимаю это желание! Поэтому давайте отставим в сторону Тольятти.

Но все остальные мёртвые города, обладая немыслимыми ресурсами, обладая невероятной властью, что вы делали эти девять лет? Я задаю этот вопрос. Я вынужден задать этот вопрос. Набиуллину я люблю, целую ей ручки, ножки и т.д., она замечательная. Я задаю вопрос, даже фамилию не называю, бывшему президенту РФ – Вы чего, сегодня проснулись?! Вы чего думали, что оно так и будет? Чем вы занимались?! Значит, ЕСЛИ бизнесмены вложат, ЕСЛИ мы найдём альтернативные… Может быть, вы придёте в парламент и доложите, если этот парламент спросит, какие у вас были варианты альтернативных, когда вы начали эту программу?

Почему в других странах разработано альтернативно, а у вас не разработано? И сейчас все падают лицом вперёд. Только сейчас, Серёжа, вылезают, прошу прощения, простонародное, настоящие масштабы кризиса. А они заключаются не в том, что биржи упали, что нефть упала, вылезло совсем другое, Серёга!  Вылезло то, что другим занимались, а на то, что надо, внимания не обращали. Займалися Грузією, Україною, Білоруссю, Прибалтико, яхтами, палацами, парадами... тим чим приємніше. И сейчас, если у нас не найдётся, здесь очень важно сказать не «не найдётся», а «если мы не найдём». Не надо ставить возвратную частицу в конец этого слова. Должны были найти!

Это судьбы людей, это судьбы детей! Никаких программ перепрофилирования, никаких программ переселения, ничего! Вдруг сейчас, в 2009 году, когда катастрофа, а так оно и есть, четыреста моно-городов, повторяю Набиуллину, из четырёхсот двадцать продолжают существовать за счёт федеральных программ. А остальные 380? Серёга, что эти люди делали девять лет?!  Ганапольский заговорився. Йдеться про 20 таких міст, які існують виключно за рахунок дотацій бюджету, ще 60 під питанням, по іншим 320 нічого ще не відомо.

С. БУНТМАН: Если попытаться смоделировать логику, то получается примерно вот что. Получается так, что существуют эти самые моно-города, чем-то занимаются, вполне тучные времена. На нефти, на газе можно зарабатывать. И можно содержать эти города более или менее. Потому что их перепрофилирование, расселение, модификация, диверсификация могут обойтись гораздо дороже и могут обойтись дороже в социальном смысле, не только в финансовом. Марнота марнот, бо "моногорода" далеко від сировини, далко від спроживачів і просто далеко від усього. Бо будувалися вони "на случай войны". Было бы абсолютно непонятно, если это не глубоко эшелонированная в свободные времена реформа, было бы совсем непонятно, с чего бы это в нашем, условно, Пикалёво, Тольятти, с чего бы нам изменяться? Зачем?

Потому что эти производства, они как-то на периферии были, за них не было битв, только прикарманивали чуть-чуть, как тот же самый Тольятти переходил из рук в руки и думали, что на этом Тольятти можно наварить, практически ничего не меняя, только так, косметически. И затеять это в сытые годы было страшно. А сейчас надо что-то делать, надо принимать меры. И поэтому что-то надо говорить. Может быть выкачать из того же бизнеса, заставить кого-то, инструментов конструктивных просто нет.

Поэтому и не было реформы. И поэтому сейчас такие шараханья во время кризиса.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ты называешь это ласковым словом «шараханья». Но кто-то же должен нести за это ответственность. Я просто говорю о том, что всё является профессией. И быть президентом страны – это тоже профессия. Потому что президентами же не рождаются, президентами становятся в результате длительной политической… естественного отбора, в результате предложения и обсуждения твоей экономической и политической программы.

Но здесь гораздо более страшная вещь. Можно не сильно разбираться в экономике. Я думаю, что Путин, и мы с тобой это знаем, хорошо разбирается в вопросах безопасности. Это его конёк, верно ведь, правда?

С. БУНТМАН: Может быть, хотя не знаю.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну, неважно! Понятно, скажем так, он, например, в вопросах безопасности разбирается лучше, чем в вопросах экономики.

С. БУНТМАН: Предположим.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Значит, ну пожалуйста, ты президент! Вокруг тебя собираются лучшие люди, вернее не то, что они просто собираются, мановением своей царственной руки, ты, самодержец российский, собери лучших людей и сделай то, что надо сделать для страны. Тем более, что господь, я не знаю, веришь в него, не веришь, не имеет значения. Подарил тебе лучшие года России в плане этого безумия по ценам нефти и газа. Теперь Владимир Владимирович перешёл на должность премьера. Флаг ему в руки! Путін не може керувати грошовими потоками.  Тут вдвойне обидно, что сейчас я высказываю эти претензии Путину, а Путин может вполне логично сказать: «А что? Я эти города так строил? Их ещё Сталин строил!» И, возвращаясь к нашему первому пункту, тем не менее, хватаются за этого Сталина, который заложил столько мин! Сталін будував в тій системі, де поняття "стоимость" і "прибыль" взагалі були відсутні. Навіть поняття "деньги" було умовним. "Деньги" - це були люди. Їх тратили і списували, поповнювали з тисяч і тисяч сьол і дєрєвєнь, а на виході отримували "изделия" из "моногородов." Витрати на утримання людей були мінімальними. Фізіологічний мінімум калорій і койка в загальному бараці.

С. БУНТМАН: Мины заложены давным-давно. Дело руководства страны разминировать это поле. Или хотя бы делать карту минных полей. Где у нас проходы? А не пилить… Или пленных пускать по минному полю. Вот мы посмотрим, где они взорвутся. И жители этих минных полей, городов, заложенных да, в советское время, какие-то в позднесоветское, какие-то в раннесоветское. Жители этих городов оказались. Пусть попрыгают. Может быть взорвутся, а может быть нет на этих минных полях. А мы узнаем, где там проходы.
http://www.echo.msk.ru/blog/ganapolsky/630354-echo/page/2.html

Tags: моногорода
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments