pan_andriy (pan_andriy) wrote,
pan_andriy
pan_andriy

"Почему Россия не Америка" - погляд зза океану

'Stratfor Global Intelligence', США
Финансовый кризис и шесть столпов русской силы
Автор: Лорен Гудрих и Питер Зейхан
Дата публикации: 03-03-2009


(Варта уваги вся аналітична стаття, яка якісно вирізняється від російських спроб.
Лише один витяг.)

География и развитие

Однако для понимания корней российского могущества необходимо рассмотреть реалии российской экономики и её роль. В таком ракурсе последние несколько лет почти наверняка представляют всего лишь отклонение от «нормы», – и здесь мы говорим отнюдь не только о постсоветском коллапсе.

Экономика любой страны в очень большой степени отражает её географию. В Соединённых Штатах сеть рек, соединённых между собой, речные маршруты внутри страны вдоль берегов Залива (т.е. в южных штатах Техас, Луизиана, Миссисипи, Алабама и Флорида, омываемых водами Мексиканского залива – прим. пер.) и Атлантики, протяжённость залива Сан-Франциско, многочисленные реки, текущие в океан по восточным склонам Аппалачей, изобилие идеальных мест для строительства портов – всё способствовало лёгкому развитию страны. Расходы на транспортировку товаров были почти нулевыми, и с трудом зарабатываемый капитал мог быть вложен в иные начинания. Результатом стала грандиозная экономика с таким же грандиозным заделом, позволяющим конкурировать с кем угодно.

Российская же география являет собой полярную противоположность американской. Российские реки практически не соединены между собой. В стране есть несколько крупных рек: Печора, Обь, Енисей, Лена и Колыма, но они являются «стоками» из почти ненаселённой Сибири в Северный Ледовитый океан, что делает их бесполезными для коммерции. Единственная река, которая протекает через сердцевину страны, Волга, впадает не в океан, а в окружённое малонаселённой сушей Каспийское море, центр малонаселённого региона. К тому же, в отличие от Соединённых Штатов, у России мало полезных портов. Калининград отрезан от основной российской территории. Финский залив замерзает зимой, изолируя Санкт-Петербург. Единственные глубоководные и тепловодные океанские порты, Владивосток и Мурманск, лежат просто чересчур далеко от Центральной России, чтобы быть действительно полезными. Так что в то время как география вручила Соединённым Штатам превосходную транспортную сеть бесплатно, России приходится использовать каждую наличную копейку на то, чтобы связывать свою землю воедино дорогостоящей сетью автомобильных дорог, рельсовых путей и каналов.

Одним из побочных эффектов этой географической ситуации явилось то, что у Соединённых Штатов имелся лишний капитал, который они могли посвятить финансовой сфере в относительно демократической манере, тогда как хронический дефицит капитала подталкивал Россию к концентрации всех своих скудных капитальных ресурсов в одних руках – в руках Москвы. Поэтому, пока Соединённые Штаты становились символом свободного рынка, Россия (неважно, Российская ли Империя, Советский Союз, или Российская Федерация) всегда тяготела к центральному планированию.

Всерьёз индустриализация и милитаризация России начались только под руководством Иосифа Сталина в 1930-е годы. Под централизованным планированием были национализированы все отрасли промышленности и услуг, а лидерам индустрии были назначены заранее определённые объёмы производства.

Возможно, самая заметная разница между западным и русским путями развития – это разница в использовании финансов. Когда Сталин начинал свою грандиозную экономическую программу, не было возможности взять международные займы под строительство экономики, как потому, что новое правительство отказалось от уплаты долгов царского режима, так и потому, что индустриальные страны – потенциальные кредиторы – сами боролись с начинающимся экономическим кризисом (таким, как Великая Депрессия).

Поскольку займы и кредиты были недоступны, Сталин обратился к другому центрально-контролируемому ресурсу, который мог бы «профинансировать» развитие России, а именно, к рабочей силе. Профсоюзы были преобразованы в механизмы по захвату всех наличных трудовых ресурсов и увеличению производительности труда. Россия, по сути дела, всегда использовала рабочую силу вместо капитала, так что нет ничего удивительного в том, что Сталин – как и все российские лидеры до него – буквально загонял своё население в землю. Сталин называл это своей «революцией сверху».

Может, это и грубо звучит, но Кремль многократно доказывал – и в имперскую эру, и в советскую, и в нынешнюю – что он решительно ставит выживание Русского государства выше благополучия людей и даже выше их жизней.  

В длительной перспективе такая централизованная система чрезвычайно неэффективна, поскольку она не принимает во внимание основные экономические движители предложения и спроса, не говоря уж о том, как она расплющивает обыкновенного работника. Но для страны столь географически грандиозной, как Россия, всегда было (и остаётся) вопросом, осуществим ли вообще двигаемый финансами западный путь развития из-за нехватки транспортных возможностей и колоссальных расстояний. Возможно, Россия могла надеяться только на развитие через сокрушение своих трудовых ресурсов, и это же остаётся верным и сегодня.

В разительном контрасте с прошлыми веками, за последние пять лет гарантом российского развития стали иностранные деньги. Российские банки не зависели от государственного финансирования: свои финансы государство накапливало в крупных резервных фондах. Вместо этого банки получали финансы от иностранных кредиторов и заёмщиков [8]. Российские банки брали эти деньги и использовали их для кредитования российских фирм. Тем временем, российское правительство установило контроль над энергетическим сектором страны [9], создав совершенно отдельную экономику, которая только иногда пересекалась с другими аспектами российской экономической жизни. Поэтому, когда текущая глобальная рецессия привела к испарению зарубежных кредитов, сердцевина государственной (т.е. энергетической) экономики оказалась практически незатронутой, хотя остальная российская экономика была бесславно низвергнута.

С приходом к власти Путина Кремль стремился к созданию образа сильной, стабильной и финансово могущественной России. Эта видимость силы была краеугольным камнем российской уверенности в себе в течение нескольких лет [10]. Заметьте, «Стратфор» использует слово «видимость» а не «реальность». Что касается реальности, то российская финансовая уверенность в себе является исключительно результатом денег, принесённых в страну благодаря высоким ценам на нефть и природный газ – что, в основном, находится за пределами российских возможностей к манипулированию – а не результатом какой-либо перестройки российской системы. Как таковое, открытие, что «король-то голый», то есть что Россия, как и была, остаётся в полной финансовой дыре, является больше ударом по эго Москвы, чем сигналом о действительных изменениях в реальности российского могущества.
http://inoforum.ru/inostrannaya_pressa/finansovyj_krizis_i_shest_stolpov_russkoj_sily/

Це не наші "расстояния", не наші "нехватки транспортных возможностей", зрештою не наше "эго", проте в минулому саме українців "буквально загнали в землю."


Найоптимістичніше майбутнє для росіян - бути поділеними між зацікавленими країнами.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments