pan_andriy (pan_andriy) wrote,
pan_andriy
pan_andriy

"смелая мысль написать вам всю правду"

Житель села Хильковка Покровско-Багаченського района Полтавськой области, Сталину.
1940 год.

«Дорогой Иосиф Виссарионович!

Так как вы являетесь нашим другом и учителем, и отцом, то у меня явилась смелая мысль написать вам всю правду. Не ту правду, которую пишут в газетах и которой вы пользуетесь, а настоящую. Ведь нас никто не защитит. Потому что вы от нас далеко, про наши горе и страдания не знаете. Мы, колхозники, не живем, а существуем. И существуем только для работы, государства, но только не ради самих себя. Наше положение из года в год делается все хуже и хуже. Такой тяжелой жизни Украина еще не знала в своей истории. Наш колхозный народ оборван, босой. И еще хуже того — наш народ голоден. До каких это пор будет? Даже вы, правители, не говорите правду. В 1933 голодном году люди ели кору деревьев, траву и даже своих детей, сотни тысяч людей умерли с голода — и все это на глазах коммунистов, которые ездили в машинах по нашим трупам, нагло хваля жизнь. Сами, конечно, были хорошо упитаны. Как не стыдно было: в наисвободнейшей в мире стране — и такое творилось! Народ умирал с голоду не потому, что был неурожай, а потому, что у нас хлеб государство забрало, и этот хлеб лежал на складах «Заготзерна», на элеваторах, перегонялся на дурман-спирт. А в это время люди умирали с голоду.

Вы, Иосиф Виссарионович, сами говорите, что человек — это самый ценный капитал. Этот капитал из года в год превращается в навоз, потому что в 1933 году, когда голодный народ собирал зерна кукурузы возле склада «Заготзерно» на станции Хорол, его стреляли, как собак. Вызвали из города Хорол эскадрон конной милиции, которая с обнаженными шашками гнала нас, голодных, от складов. А хлеб на складах был. Было зерно, была мука, а люди умирали с голоду. Значит, это было все сделано умышленно и государство об этом знало, потому что и в Москве немало наших земляков умерло, пухлых от голода, и в других больших городах. В результате — много пустых сел и хуторов, для оставшихся в живых детей создали приюты. В следующем 1941 году в нашей деревне пойдет в школу в первый класс только трое детей. Вот что наделали в 1933 году!

За смертность в 1933-ем сельсовет справки не дает, потому что за 50 лет не умерло столько людей, сколько в тот страшный год. Кто остался в живых, то уже этот человек «порченный«: я знаю по себе. Все мы, колхозники, были пухлые, упали на ноги, потеряли зрение, стали чаще посещать больницу — много больных появилось в тех местах, где дали почувствовать голодный 1933 год.

Все это делалось на глазах коммунистов. Как им не стыдно, что они не смогли осаждать кабинеты верховной власти и трубить о таком горе. Даже за границей, как сообщалось в «Известиях», знали об этом. Значит, врагами народа все делалось без помех. А вам, Иосиф Виссарионович, наверное, никто не сообщал: коммунисты болели больше за свою шкуру. Потому что, если станет кто заступаться за народ хоть словом, то его судьба решалась бы вместе с нами. Вот как нас ценят, Иосиф Виссарионович.

Теперь получилось то же самое: колхозы получили от 140 грамм до 900 грамм хлеба на трудодень, и государство закрыло продажу зерна и муки. Железная дорога не дает билетов, чтобы поехать куда-либо и купить хлеб. В Москву не пускают, в Киев и Харьков тоже. В самом деле — не хорошо пускать в такие красивые города иссушенных ободранных людей с мешками. А там еще увидят верховная власть и иностранцы. А народ, как видно, надо выдушить: полные станции забиты этими мощами, народ осаждает вагоны и вокзалы, их штрафуют самым бессовестным образом. Люди бросают свои хаты, колхозы и едут искать счастья — и все это через хлеб. Работаем мы здорово, неубранного не оставляем ничего. Все сделали, а хлеба нет и денег нет. Да еще спасибо за налоги прям невыносимые и приспособленные так, что все равно что налог уплатить, что купить себе свободу. Потому что не уплатишь — лишают свободы и продают твои злыдни. Я видел, как судили одного колхозника за то, что он не уплатил налоги: он и на человека уже не похож, а какие-то мощи в лохмотьях. Но нет пощады никому.

Зачем мясопоставка государству? И то, сам живешь и не съешь мяса в год ни грамма, а в государство отдай. Так само и денежные налоги. Наверное, ни в одной стране мира нет такого издевательства над народом. Если бы только с народа. А то и скотину заставляют разводить в непомерных количествах. Скотина голодает, дохнет и нормы выработки не выполняем. Большинство работ выполняют трактора — и лошадей в колхозе развели много. Было бы их в половину меньше — ели б они хороший корм, а то скотина страдает ни за что. И народ вспоминает о помещиках хорошим словом: как там кормили, хлеба было вволю, мы голодные не были никогда. Сами эти слова говорят об отношении к нашей нынешней жизни. А мы и наши дети из года в год переживаем и голод, и холод. Лет пять тому наше село утопало в садах, а теперь все сады вырублены на топливо. И село стоит голым, ободранным. Каких либо праздников или дней отдыха мы в колхозе не знаем. Живем, как рабы — только для работы и для того, чтобы голодать из года в год и переносить тягости нужды. Иной год, когда хорошо уродит хлеб, на трудодень приходится два килограмма. Нашим районным властям кажется, что это много, и нас заставляют этот хлеб продавать государству. Людей держат на собраниях по трое суток, приостановив всю работу, пока махинациями и запугиванием не добьются продажи. Колхозники очень обижены таким отношением со стороны власти — все отдаем государству, а сами остаемся голодные и холодные, всеми забытые. Даже в такой богатой стране на хлеб нет хлеба.

Написана здесь, Иосиф Виссарионович, правда, только не все охвачено. Потому что всего описать нельзя, только рассказать можно. Если нашим властям говорить, то это значит подвергнуть себя большой опасности. Вот пишу вам это письмо, правда, коротенькое, потому что на это надо целый том. Я думаю, что мое письмо до вас не допустят, а меня за такую «контрреволюцию» загонят к белым медведям, как какого-то бандита. Но прошу вас, Иосиф Виссарионович, дать нам жить. И самое главное — дать хлеба! Потому что нам обидно, что сами выращиваем хлеб, но его не едим. Прошу установить минимум хлеба на трудодень. Потому что в нашем колхозе «Ленинский шлях» получили по 900 грамм на трудодень, а на этом хлебе далеко не заедешь. Вы же сами сказали на ІІ съезде колхозников, что и 8 килограмм хлеба мало на трудодень. Еще прошу вас, если не верите в то, что я написал, пришлите ко мне вашего доверенного человека или в сельсовет — пусть проверят. Я прошу вас, Иосиф Виссарионович, дайте мне ответ на письмо, прочитайте его сами, помогите нашему горю, чтобы мы знали, поможет ли нам правительство и партия, или нет. Об этом письме я рассказал многим колхозникам. Если вы и ваш отец переживали такие трудности, то помогите нам».

від alek_ya


Порівняння норм видачі зерна на трудодні в Україні з пайками у німецьких концтаборах:
http://pan-andriy.livejournal.com/130933.html?mode=reply
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments