pan_andriy (pan_andriy) wrote,
pan_andriy
pan_andriy

"славних прадідів великих, правнуки погані..."

Ілько Борщак - український історик (1892–1957), який протягом 40 років досліджував західноєвропейські архіви на предмет української історії.

Мешканець Вільнюсу k999  викладає цікаву невідому (?) працю Ілька Борщака.

Украина, Литва и французская дипломатия в 1648-1657 годах
(по неизданным документам).

Переклад російською мовою з французького рукопису 1931 р, що перебуває у приватному архіві. Публікується вперше (?)
Нижчі деякі смачні, як на мене, витяги.


... Потеряв половину Украины Польша переходит в положение третьеразрядной державы, открыв всей Европе свою внутреннюю слабость, не только социальную, но и национальную, когда благодаря деятельности Радзивилов возникает даже вопрос о целостности Люблинской унии; Москва благодаря союзу с Украиной готовится отныне вступить в концерт европейских государств.
Польше отныне становится предметом презрения в культурной Европе.

Что касается Москвы, она к середине  XVII века совсем не существовала для Франции, дипломаты которой были немало удивлены, услышав о московском царе от своих шведских коллег на Вестфальском конгрессе.
А Украина?
Франко-украинские отношения восходят к XI веку, когда киевская княгиня Анна, дочь Ярослава Мудрого, стала женой Генриха Первого.  див. "Украинцы присвоили дочь Ярослава Мудрого"
 
 Память о происхождении этой королевы прочно сидела во Франции, и еще в 1561 году Клод Параден (Claude Paraden), печатая свой классический труд “Alliances genealogique des rais de Françe”(Lyon), дал рисунок герба родины Анны – Золотых Ворот в Киеве.
 Сорбонна, как мы показали, имела ряд украинских студентов на протяжении XIV-XVII веков. Один из них, Ужевич, даже написал латинским языком украинскую грамматику.



Украина в XVI веке фигурирует не только в дипломатических реляциях, но и в научных трактатах. Основатель французской исторической школы François de Belleforest (1530-1583) в своем классическом труде “La Cosmographie Universelle de Tout le Monde” (Paris, 1575, fol.) трактует украинский народ как отдельный от поляков, имеющий «отдельный славянский алфавит, похожий на греческий, подобно другим народам: сербам, литовцам (тобто білорусам і  лише почасти сучасним литовцям) и болгарам»[7]. Французский историк и географ расселяет украинцев на Волыни, в Подолии, Киевщине, Галиции по городам: Киев, Львов, Перемышль, Холм, Бельз,(нині польські міста) Луцк.

Одновременно с этой книгой появился не менее замечательный географический трактат «Всемирная космография», автор которого был Andre Thevet (Paris, 2 vol. fol.). Последний довольно хорошо для того времени ориентируется в украинских землях.

Он знает, что Львов заменил  столицу Киев, для него существует украинский язык, на котором простой народ молится в своих церквах. (прівєт канонічєской Московской патріархії) Знает Thevet и то, что «Киев прежде был столицей. А теперь разрушен."

Но наиболее замечательным явлением в интересующем нас вопросе был монументальный труд де Ту (de Thou, 1533-1617), известного друга Генриха IV-го и идейного автора Нанатского эдикта о веротерпимости. Над своей историей де Ту работал 25 лет, все его 16 томов in folio («Historiarum libri CXXXVIII ab anno 1546 ad annum 1607») написаны на основании солидной документации.[9] Не забудем, что автор был хранителем королевской библиотеки и {10a} кроме того лично владел одной из лучших библиотек в Европе. Украина у французского историка тянется от Карпат до Черного моря,(прівєт Новороссіі) и это очень богатый и плодородный край.

Чомусь не згадано тогочасний "Опис України" Боплана.



 С презрением к туркам 25 августа 1620 года французский дипломат сообщает, о том как казаки разрушили Варну, где было не менее 15-16 тыс. турецкого гарнизона. «Невозможно, - писал он же 17-го июля 1621 года – передать страх, что тут царит. 16 казацких чаек (лодок) проплыли даже до колонны Помпея {10b} в Константинополе, совсем недалеко от устья канала Черного Моря.

Де Жеси был послом еще, когда казаки под предводительством славного гетмана Сагайдачного уничтожили Кафу (теперь Феодосия в Крыму), главный торговый центр невольничества. Это событие, оставившее вечную память в украинской народной поэзии и литературе, по словам французского дипломата «произвело в Константинополе больше впечатления, чем все приготовления к войне персидского шаха».



Судьбе было угодно, чтобы почти накануне великой украинской революции сам её автор Богдан Хмельницкий пробыл бы некоторое время во Франции, а именно в 1645 году Хмельницкий во главе отряда казаков, приглашенных Мазарини, находился в армии Конде, осаждавшего Дюнкерк у испанцев.


...враги Франции не переставали ее обвинять в участии подготовки событий на Днепре.
Как одно из доказательств «французских интриг» Valkenier приводит факт поддержки Хмельницкого {14a} французскими дипломатами в Варшаве. Valkenier уверяет, что под Корсунем, где были разгромлены поляки, на телах казаков нашли французские дукаты.

Действительно, и Брежи, и Арпансон знали Хмельницкого. Первый как раз вел переговоры еще с сотником Хмельницким перед его прибытием во Францию, о чем мы упоминали выше. Оба французских дипломата были близки с королем Владиславом и знали его секрет: вызвать с помощью казаков войну с Турцией и тогда прибрать к рукам шляхту. А в этих планах, как известно, Хмельницкий должен был играть одну из главных ролей.


24-го ноября – новая реляция: «положение в Варшаве очень плохое, повсюду царит угроза приближения казаков. Эта республика как будто поражена громом. Если бы казаки действительно пришли сюда, то в столице есть не более 2000 шляхты для защиты, но шляхты, что, может быть, никогда не держала в своих руках мушкета. Повсюду поляки бегут, как {15b} перед бурей. Восстание распространяется с поразительной быстротой, и большие магнаты спасаются Вислой в Данциг, увозя отсюда свои богатства. Не надо удивляться, что казацкое восстание так быстро распространилось: казаки принадлежат к православной вере и потому все православные перешли на их сторону. Королева горько плачет»[18].
И было от чего плакать: Пилявцы, где польская шляхта, выражаясь словами современника, имела с собой более золота, чем свинца, были апогеем унижения Польши. ( польська  шляхта була цілком "ожидовілою", див. Leliwa - об`єднаний герб 474 аристократичних польских кланів. Та ж сама "ожидовілість" української шляхти призведе до катастрофи України 1763 року.)

Нетрудно догадаться, чем именно были напуганы в Варшаве. История сохранила знаменитую речь гетмана к польским делегатам: «Я теперь освобожу весь народ от польского ярма. В начале я воевал, чтобы отомстить за личную обиду, теперь буду воевать за нашу веру. Ради этого весь народ до Люблина и Кракова поможет мне…(по другій світовій війні українців  звідти частково виселено до півдня і сходу України , частково розсіяно по заходу і півночі Польщі  в ході операції "Вісла" 1947 року) Нет, я не пойду, как вы хотите, войной на турков и на татар.Я теперь достаточно {17a} занят в своей стране - вплоть до Львова, Холма и Галича! А дойдя до Вислы, я скажу полякам, что живут по той стороне Вислы: оставайтесь спокойны, поляки, и не двигайтесь!.. Ни один польский шляхтич больше ноги своей не будет иметь в нашей стране».



Когда смертельно раненного Кричевского привезли в лагерь Радзивила, рассказывает современный польский летописец «старые знакомые стали укорять его, шляхтича, что пошел с чернью, напоминали  ему старые военные заслуги перед короной, а он только пожимал плечами и, хватаясь за голову, повторял одно: «подумать только, потерял я 3000 солдат». Так он и умер, жалея не о своих мятежных поступках, – повествует польский летописец – а болея над потерею войска»[24].

Радзивил велел отдать военные почести украинскому вождю, а кто-то в его свите зарисовал умирающего Кричевского, и портрет этот помещен в “Theatrum Europaeum”, единственный известный портрет.

Порівняйте з "українцем" Ґаріком Крічєвськім.


В Варшаве перехватили письмо львовского православного епископа к гетману Хмельницкому, в котором он просил казацкого вождя прибыть скорее в город, уверяя его в верной победе.


Казаки блокировали Радзивила, и он быстро оставил Киев, соединившись в начале  сентября с коронными войсками. 28-го сентября было подписано новое соглашение с Хмельницким, так называемое Белоцерковское, в котором принял участие и Радзивил. Литовская армия немедленно вернулась к себе, и больше мы ее не увидим против Хмельницкого, не забывшего при личном свидании с Радзивилом сказать ему укоризненно: «предки вашей княжеской милости никогда с Запорожским войском не воевали».


Уже неделю спустя читаем в донесении французского посла: «Ужас царит между поляками. Говорят, что Хмельницкий не скрывает своих планов, уничтожить окончательно польское государство. На Висле опять как в начале восстания стоят готовые лодки, чтобы бежать в Данциг . Положение ухудшается тем, что литовское великое княжество, видно, {23a} совершенно не намерено вмешиваться в казацко-польскую войну. "


 Королева Шведская отлично говорит и пишет по гречески, и поэтому недурно было бы, если бы украинский посол говорил по гречески. Радзейовский выхваливал Хмельницкому характер Кристины, силы её войска и уверял, что Швеция накануне войны с Польшей. Как только будет подписан договор с казаками, шведская армия выступит и через Литву и Белую Русь соединиться с казаками и тогда Украины быстро раз навсегда освободится.


 В половине августа пришли не менее интересные сведения от французского посла в Константинополе: «Тут находится огромное казацкое посольство, которое привезло в подарок султану закованного польского вельможу." Відлилися вовку заячі сльози - за Любек.


Видя, что враждебное кольцо все более сужается вокруг Польши, Варшавский двор развивает сильную антиукраинскую пропаганду в Европе, на что поляки всегда были большие мастера. Ну... знаєм ми хто в нас мастєра пропаганди. Див.Петро Мірчук. "Зустрічі й розмови в Ізраїлю"  Аналіз "свідчень" рабіна Гановера про "звірства" українців. http://exlibris.org.ua/mirczuk/08.html
 
  Польский вице-канцлер обратился целым мемуаром к германскому сейму, выписки из которого французский посол в Ратисбоне поспешил переслать в Париж. Поляки уверяли, что казацкая опасность угрожает всей Европе. Если эти варвары уничтожат польское войско, они кинутся потом {26b} на немецкие владения и вообще на всех христиан. Подобно древним гуннам и вандалам, казаки могут завладеть Германией, Италией и Испанией. Насправді відбулося якраз навпаки. З часом Українці колонізували і заселили увесь Євразійський степ, яким за того шастали гуни. Подія планетарного масштабу, яка лишилася непоміченою:
www.picatom.com 



В январе 1654 года в Переяславе состоялось соглашение Хмельницкого с Царем: Москва брала под свою протекцию Украйну, обязавшись помочь ей в войне с Польшей. Последнее только и интересовало Хмельницкого, (отака от "вєковая мєчта украинского народа о воссоєдінєніі с вєлікім рускім народом" )который вряд ли мог предвидеть, каким несчастьем для Украины кончится Переяславское соглашение.


 Московские послы усадились в двух каретах: в первой посол и дьяк, во второй секретар посольства, чиновник французского министерства иностранных дел и фламандец. Восемь лакеев в разноцветных ливреях сопровождали кареты. Парижане с любопытством разглядывали длинные бороды и высокие шапки послов, принимая их за турков или персов.


Нащокин вручил царское письмо и пустился в длинные перечисления титулов своего монарха. Переводчики начали переводить, когда Нащокин внезапно разгневался, ибо король не встал, когда читали царские титулы.

Письмо Алексея Михайловича исчезло, но в Национальной библиотеке есть его рукописная копия. Это был обвинительный акт против поляков, виновных в том, что в своих печатных произведениях искажали царские титулы.


Когда Берлиз Фор предложил ему осмотреть город, Нащокин ответил, что Париж его не интересует. Большую часть своего времени посол пьянствовал со своим дьяком и бедный шеф протокола с ужасом отмечает в своих воспоминаниях, что посольство ежедневно выпивало на счет казны восемь литров водки. Напившись, послы скандалили и дрались. Однажды драка приняла  такие размеры, что почетная швейцарская гвардия должна была вмешаться.
Так продолжалось 20 дней.


4 мая 1654 года французский посол в Варшаве писал: «Хмельницкий, везде ищущий союза с врагами Польши, нашел нового союзника в лице Московского Великого {31b} князя. Они заключили договор протекции и дружбы и таким образом московский князь приобрел большую вооруженную силу. Соглашение Хмельницкого тут произвело большое впечатление, но едва ли оно долго продержится, ибо казацкая нация есть нация свободолюбивая и не сможет жить под протекторатом Московского князя, монарха варварского и деспотического» Дурна іронія долі, що нащадки того козацтва - кубанці є найбільш проросійською силою і найбільш антиукраїнською.


Франция заняла враждебное положение к союзу Украины с Москвою. Это видно также из сведений, печатавшихся в «Gazette de Françe» в 1654 году, которые и процитируем тут:

«Киевский митрополит оставил Киев, не желая выносить реформ московских попов в его церквах. Хмельницкий очень недоволен, что московские воеводы, присланные царем, претендуют на более абсолютную власть, нежели он сам имеет в Украине»
Как видим, французский официальный  орган был отлично осведомлен и сразу заметил конфликт Украйны с Москвой, в котором симпатии Франции не были на стороне Москвы.

Польша сразу оказалась бессильной перед наступающими на востоке врагами. Московские войска быстро заняли Гродно, Ковно и Вильну, где, как сообщает французский агент Des Noyers, «перебили всех жителей, без различия пола, и уничтожили прекрасную капеллу св.Казимира». Через віки - "кричалка" від московських фанатів "Спартака": "Море фанатов, волна за волной, Киев и Вильнюс сравняем с землёй! Звон стекла, домов руина, кровь течет по мостовой, красно-белая бригада, возвращается домой "



"канцлер шведский Oxienstierna выготовил по приказанию своего короля план раздела Польши, согласно которому шведы получат страну между реками Netze, Wartha, Vistule, Boug, Dvina и море, то-есть все морские провинции. Несколько воеводств Подляшшя, Полесье и часть Литвы составят независимое  государство в династии Радзивилов. Остальные земли получат пруский курфюрст и казаки»[64]. Как увидим, вскоре этот проект оформился и соответствующими договорами.

В августе 1656 г. Варшава была взята Карлом Х, что произвело потрясающее впечатление в Европе. D'Avangour спешит сейчас же передать о свидании {35b} Карла Х Шведского с курфюрстом Фридрихом Вильгельмом «оба провели время в разных забавах, но не забывали о разделе Польши. Я узнал, что польская шляхта особенно дрожит за порты Данцига и Эльбинга, где они сбывают хлеб, лес, лен. (торгівля була завжди жидівською справою )Поэтому, чтобы сохранить эти порты, поляки готовы навсегда отказаться даже от Литвы»


Поляки очень любят, даже говоря об истории, кричать о том, как они защищали Христианство от Ислама. В действительности это делалось литовскими и украинскими руками,( до речі про "завоевание Крыма" 100 років по тому ) а вот что доносил 5/IX 1656 d’Avangour «поляки вместе с своими союзниками татарами уничтожили на протяжении нескольких дней 15 городов, 250 сел и 40 церквей в Восточной Пруссии. В Любеке на глазах короля и королевы польской татары продавали мужчин и женщин, как на базарах Константинополя, за самую дорогую женщину давали 30 дукатов» (гендл людьми знову таки був виключно жидівською справою)


 В то время как императорский посол пустился в далекую дорогу, в Чигирине находился уже Велинг, посол Карла Х-го, который привез Хмельницкому следующие продложения шведского короля: Киевское, {37a} Черниговское и Брацлавское воеводства, передачу шведам главных коммуникационных артерий Украины – Днепра, Днестра и Буга и вассальную зависимость. Хмельницкий отказался даже говорить с шведским дипломатом о таких условиях и велел через своего канцлера Выговского передать Велингу, что лошади для него уже готовы на обратную дорогу, ибо он, Хмельницкий, должен иметь «всю Украйну, где была православная вера и где сохранился украинский язык, то есть до Вислы».


Украинская армия, действительно, получила приказ уничтожать все на своем пути, но не трогать земель, населенных украинцами, а особенно беречь Львов, относительно последного Хмельницкий отдал хорошо известный приказ «чтобы с жителями этого города поступали, как с нашими собственными людьми».


«Хмельницкий – писал французский посол в Польше de  Lombres (Люмбр) в половине июня – настолько связан с князем Богуславом Раздивилом, что готов из-за него выступить против царя» . Информация французского посла была правильна: после смерти Януша Радзивила украинский старый гетман взял под свое покровительство осиротелую семью литовского вождя и потребовал у царя немедленно вернуть все земли, конфискованные у семьи Януша Радзивила. Князю Богуславу Хмельницкий обещал защищать его земли против царя даже оружием. Аби справдилося, то Білорусь мала би зараз не 10 млн. населення, а кількоразово більше. Смолєнск був би білоруським.

Хмельницкий упорно до конца своих дней проводил в жизнь идею украино-литовского союза. 20 июня 1657 года произошло событие, еще более скрепившее эту идею.

В этот день состоялась в Чигирине «присяга их милостивых панов шляхты пинской гетману Богдану Хмельницкому». Отныне Украйна имела общую границу с независимой Литвой и граница эта отделяла Польшу и Москву, одинаково грозившим и Украйне и Литве. Пинщина, Турово-Пинская земля эпохи Киевской Руси, после Люблинской унии составляла Пинсткий повет (vertime ukrainietiškai – „повiт”) Брест-Литовского воеводства в Великом Княжестве Литовском. Тут сохранился украинский язык в официальных актах, ибо не было полонизации.

 Шляхта пинская всегда было мостом между Украйной и Литвой. В начале XV века эта шляхта составляла опору князя Свидригайла против полонофила Ягайла. {39b} Эта шляхта пинская в вербную неделю 1440 г. «по решению всех панов и мужей Руси» убила великого князя Жигимонта, отомстивши за погром, что этот Жигмонт пять лет перед тем совершил над Свидригайлом в битве на реке Святой. Пинский князь Юрий тогда же силой спас Волынь от присоединения к Польше и не дал оторвать украинские земли Литвы. А в конце 16-го века Флориян Гедройц, Павел Кмита и другие «земляне пинские» оружием боролись против «ляшских новинок», т.е. полонизации. Как видим, Хмельницкий и пинская шляхта следовали за старой традицией.

Українську мову на Пінщині-Берестейщині було заборонено вже після війни, хоча українські школи там були і при поляках і в СРСР 1939-41 і при німцях. Лукашенко цю заборону  підтвердив: "Мне не нужно Косово в Беларуси" - невдале порівнння, бо роль "албанців" там зіграли саме білоруси і росіяни.


Богуслав Радзивил был политик большого ума и ждет ещё своего беспристрастного историка, {40a} который смоет от этого мужа пятно клеветы, пущенной поляками в XVII веке, за которой следует польская историография. Современная Европа, впрочем, отлично сознавала значение украинско-литовской комбинации.


На великое несчастье Украйны и Литвы старый гетман доживал уже последние дни: 10 лет ежедневной войны, организации, дипломатии подорвали этот железный организм. Но перед смертью он видел, по крайней мере, торжество своих идей, и не вина Хмельницкого, что его наследники потеряли все то, что  гетман получил оружием и умом.

Карл Х уступил во всем, и в Чигирин прибыл знатный посол Лилиенкрона с актом шведского короля, уступавшего Гетману все украинские земли Польши. До Вісли , тобто до Варшави і Кракова.

Карл Х признавал независимость Украины на всех её этнографических землях, кроме Подляшья, отходившего к Богуславу Радзивилу. И Карл Х и Хмельницкий гарантировали Богуславу Радзивилу суверенное владение княжества Слуцкого, воеводства Новогрудского и пограничных с Украйной литовских земель. {41a} Взамен этого украинский гетман и литовский князь гарантировали Карлу Х шведские владения в Польше. От Черного моря до Балтийского устанавливалась коалиция Украйны-Литвы и Швеции «как будто польской короны не существовало», как доносил московский посол в Украйне боярин Бутурлин.



В эти дни в Чигирине находился уже и французский представитель. Франция не могла оставаться равнодушной к новому политическому центру в Восточной Европе. Французский дворянин Celiorier, служивший долго в шведской армии и понимавший по украински, отправился в Чигирин.  Канцлер Выговский принял его очень дружественно, уверяя, что Хмельницкий уважает великого и могущественного французского короля, который занимает такое высокое положение в христианском свете. Celiorier, видимо, самого Хмельницкого не знал лично, но был при его похоронах, которые, как сообщал он правительству, были «наиболее прекрасными из всех похорон, что когда-либо видели в стране казаков»

После похорон в церкви под балдахином поставили портрет покойника с надписями, перечислявшими заслуги Хмельницкого перед Родиной. Личный секретарь гетмана Самийло Зорька, произнес речь, которая долго хранилась в разных копиях на Украйне:

«Милостивые паны полковники Войско Запорожское и вся Украйна! Пришлось теперь нам после веселых часов, печальные слышать возгласы и обливаться слезами, ибо хороним гетмана нашего Богдана Хмельницкого, воистину от Бога данного нам вождя, скошенного немилосердной смертью.

Умер, бессмертельную оставив славу, этот добрый вождь, при котором не только мы, его помощники, но и вся Украйна могла надеяться на долгие и счастливые годы. Умер тот, которому вместе с вами всемогущая рука Божья давала везде помощь против польских сарматов, ибо выступили вы в защиту своих прав и свобод. Умер тот, от пушек и мушкетов которого дрожали стены не только Сарматии (Польши), но и бурного Эвксинопонта (Константинополя) замки и крепости. Умер, наконец, тот, делами  которого оживлены и не могут уже никогда исчезнуть права и свободы Украйны.

Варта уваги тогочасна карта Сарматії:
http://www.mlahanas.de/Greeks/LX/Sarmatia.jpg - південна Україна і Кубань. Сармати - іранські племена "репатрійовані" в Україну ще до нашої ери. Чому Сарматієї зветься Польща і чому Сарматії протиставляється Україна - незрозуміло.

Не хватит у меня времени на перечисление подвигов ваших рыцарских, которые вы при вожде гетмане Хмельницком совершили в многих местах, выступив за попраные поляками права наши. Пускай человеческим языком об этих подвигах рыцарских расскажут поля и долины, вертепы и горы. Пускай расскажут, что вы совершили с помощью Бога на Желтых Водах, под Корсунем, под Пилявцами, под Збаражем, под Зборовом, под Берестечком, под Белою Церковью, под Львовом, под Камянцем-Подольским и Жванцем, под Батогом и Охматовом (?) и в других многих местах, которые не перечислю.

К тебе, милый наш Вождь, обращаюсь с скромной моей речью! Гетман славного Войска Запорожского и всей Украйны, Богдан Хмельницкий! К тебе, теперь  Заколоченного четырьмя досками, говорю, к тебе теперь молчаливому, тогда как ещё недавно на твой приказ 100000 войск отзывалось!... Скажем одно слово, научи нас, что мы должны делать?»

В этой трогательной речи чувствуется тревога, охватившая помощников Хмельницкого, сумеют ли они продолжать дело великого гетмана. Увы, они не сумели, хотя все были отважны и честны. Почему и как они не сумели не входит в данный сюжет.

2-го сентября de Lombres сообщил Мазарини о смерти гетмана, прибавив: «король (Ян Казимир) на протяжении двух лет избавился от самых страшных своих врагов: гетмана Хмельницкого и князя Януша Раздивила. Дело последнего продолжает князь Богуслав, а что будет у казаков пока ещё трудно сказать»
На этой реляции, где стоят рядом имена Хмельницкого и Радзивила, мы и закончим пока обзор десятилетних литовско-украинских сношений, освещенных через призму французской дипломатии.

 Elie Borščak,Paris. 1931.X.

http://k999.livejournal.com/

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments