April 16th, 2015

писар

Бузина

Оле́сь Алексе́евич Бузина́ (укр. Оле́сь Олексі́йович Бузина́, 13 июля 1969, Киев, СССР — 16 апреля 2015, Киев, Украина[1]) — украинский писатель, журналист и телеведущий.
Отец, Алексей Григорьевич Бузина — офицер 5-го (идеологического) управления КГБ.
Учился в киевской специализированной школе № 82.

Основная статья: Убийство Олеся Бузины
16 апреля 2015 года застрелен в центре Киева, возле своего дома, в районе улицы Дегтярёвская, 58, по свидетельствам — из автомашины «Форд Фокус» тёмно-синего цвета.
Соболезнования родным и близким выразил Президент России Владимир Путин во время прямой линии[22].
https://ru.wikipedia.org/wiki/

Швиденько ж вони.

Ми з Бузиною виросли в сусідніх дворах (тоді Дегтярівська називалася Пархоменко). Вчилися в одній школі,  і в одних вчителів.  Можливо і в дитсадок один ходили - через дорогу.

писар

нечего добавить

-- Ну что ж... -- начал он и сам же себе ответил: -- Да ничего! Случилось то, чего не случалось, а если и случалось, то другое. Среди нас нашелся тот, кого не было среди нас, но оказалось, что был. Это, как говорится, и радостно и грустно. Грустно потому, что его не было, а радостно потому, что оказалось, что был.

Теперь у нас есть все основания сказать, что нет никаких оснований говорить, будто герои перевелись в наше время. Они, конечно, перевелись -- и никто с этим не спорит, однако сегодня мы видим перед собой настоящего героя. Разумеется, в нем нет ничего от героя, но он герой, несмотря на это. То, что он герой, незаметно с первого взгляда. И со второго. И с третьего. Это вообще незаметно. Встретив его на улице, вы никогда не скажете, что он герой. Вы даже скажете, что никакой он не герой, что -- напротив -- он тупой и дрянной человечишко.

Но он герой -- и это сразу же бросается в глаза. Потому что главное в герое -- скромность. Эта-то его скромность и бросается в глаза: она просто ослепляет вас, едва только вы завидите его. Он вызывающе скромен. Он скромен так, что производит впечатление наглого. Но это только крайнее проявление скромности. Стало быть, несмотря на то, что в нем нет ничего, в нем есть всё.

Я мог бы еще многое добавить к сказанному, но добавить к сказанному нечего.

Е.Клюев "Между двух стульев"