pan_andriy (pan_andriy) wrote,
pan_andriy
pan_andriy

Categories:

"то есть война"

17 ЯНВАРЯ 2020, 19:08

В.Соловей  ...На что стоит обращать внимание в назначениях, это две фигуры: это пост министра внутренних дел и пост министра обороны. Если они будут заменены, причем в данном случае пост министра обороны важнее, это означает, что Россия, то есть президент Путин готов к новому туру политического ревизионизма. Этот тур должен начаться и завершится до 9 мая. Это самое важное, что будет. И, возможно, вся смена кабинета только под это и затеяно. Потому что если вы хотите спрятать лист, его лучше всего спрятать в лесу. Всё остальное не имеет значения, с моей точки зрения.

К.Ларина― Когда вы говорите про внешнеполитические планы, вы имеете в виду планы какой-то очередной молниеносной войны, какого-то факта агрессии?

В.Соловей― Давайте назовем это гибридной операцией, поскольку Госсовет, которого еще нет, это должен быть совет союзного государства. А союзное государство с точки зрения тех, кто всю эту идею продвигает, сейчас не может ограничиваться только союзом России и Белоруссии. Оно должно включать еще и другие постсоветские государства и территории, по крайней мере, одно или два.
...
К.Ларина― То есть приготовиться странам Балтии?

В.Соловей― А почему нет? Зонтик НАТО их вряд ли можно защитить, если не будет на то доброй воли президента Трампа, а отнюдь не факт, что будет добрая воля Дональда Трампа. Он кое-чем обязан «другу Владимиру», как он считает, и он может на время воздержаться.

К.Ларина― То есть еще раз. По вашему мнению, вся эта история затеяна не ради вечной власти на земле…

В.Соловей― Нет, это, конечно, имеет цену. Но власть где? Не власть в России. Это власть для реализации великой, как он считаем, его миссии. И плюс есть еще личное ограничение. Поскольку все люди смертны и 20 лет жизни раба на галере, в общем, тяжело сказываются на здоровье.

20-й год — это я знаю прекрасно, это было понятно еще в прошлом году, я об этом не раз говорил, что 19-й год — это последний спокойный год в нашей жизни, — в 20-м году начнутся крутые перемены, которые займут полтора-два года.

...
В.Соловей― Вся эта группа родом из одной корпорации — КГБ СССР. Вся эта группа оттуда. И плюс примкнувшие к ней лица. Но что удалось добиться Владимиру Владимировичу — сейчас нет разграничений между силовиками и, условно, прагматиками политиками. Они все едины. Они все решили поставить на одну карту.

К.Ларина― Это с точки зрения как бы единства нации это прекрасная новость.

В.Соловей― Нет, существуют колоссальные разрывы между интересами нации широко понятными и интересами правящей группировки. И сейчас этот разрыв может превратиться в непреодолимую пропасть, поскольку интересы даже не узко меркантильной правящей группировки, а то, что они считают своей миссии, кардинально противоречат интересам выживания нации.

...
К.Ларина― На ваш взгляд, когда вообще эта идея конституционного переворота возникли.

В.Соловей― В 2017 году все поправки в Конституцию уже были готовы.

Причем те люди, которые причастны к разработке поправок к Конституции, три года назад говорили мне, что поправки эти имеют смысл, наверное, это было бы хорошо, но не в такой системе, как российская, — она уже тогда, было понятно в 17-м году, входила в турбулентное состояние. — Если мы начнем всё это проводить, то она просто начнется рассыпаться». То есть у них было такое ощущение. Они пережили крушение Советского Союза и много чего пережили, так что, я думаю, за ими предостережениями стоял большой здравый смысл.

... Скорость поражает всякое воображение. Я ожидал чего-то похожего, но все-таки позже. Мне говорили, что конституционные изменения начнутся в 20-м году, но говорили, что во второй половине. С моей точки зрения, скорость может быть вызвана только двумя обстоятельствами, и я отчасти их осветил, отвечая на первый ваш вопрос.

Первое: это необходимость срочно пришпорить внешнеполитическую динамику, то есть вот решить ряд животрепещущих вопросов по выполнению великой миссии до осени, даже до лета. Вообще, великая миссия должна быть решена до осени в любом случае, потому что осенью должны быть выборы президента Белоруссии и, что гораздо важнее — выбора американского президента. И до этого времени нельзя доводить выполнение великой миссии.
...
К.Ларина― То есть война?

В.Соловей― Я бы ничего не стал исключать, я бы сказал вполне серьезно. Я просто знал, к чему страну готовят. Если вы обратите внимание на массовые эвакуации школ сперва в Москве, теперь в других городах — это же подготовка к введению чрезвычайного положения. Это же планово.

В.Соловей― Это всё очень серьезно. Ну, в 13-м году никто же не мог поверить, что Россия и Украина будет воевать. Никто? Никто. А в 14-м году мы увидели войну на юго-востоке Украины.

К.Ларина― Тем не менее, возвращаясь опять же к подготовке общественного мнения и общественного согласия, общественного восхищения, мы это чувствовали, как изменились телевизионные пропагандистские программы. Их стало на порядок больше.

В.Соловей― Нас это, возможно, еще ожидает. Как только мы с вами увидим передачи о том, как издеваются над русским языком и русским населением в странах Балтии, о том, что президент Зеленский — кстати, уже указание поступило такое, что дело не в том, что ему мешает Порошенко и остатки порошенковской мафии, а что президент Зеленский такой слабак — как только мы увидим, что меняется тональность, знайте — это и есть подготовка, она началась. Она идет, значит, полным ходом. Насколько я знаю, уже сейчас указания поступают.

Насчет стран Балтии не буду врать, а насчет изменения тональности освещения президента Зеленского — совершенно точно. Ему показывают, что надо бы поторопиться с принятием ряда предложений Российской Федерации, пока не поздно.
...
В.Соловей―:  Система вступила сейчас в начало своей гибели. И она рухнет гораздо быстрее, чем кажется.

К.Ларина― Вы имеете в виду путинскую, да?

В.Соловей―: Путинская система, да. Потому что единственное, чего ей не хватало – это та динамика, которую ей придает сам носитель. Вот сейчас он придал системе динамику, которая приведет ее к концу. Все это произойдет очень быстро. Это займет всего полтора-два года. Это вот сейчас звучит фантастически. Кажется, что да нет, это навсегда. Ничего подобного. Ничего подобного. Она была на своем пике где-то в 15-м году. Всё. Всё это закончилось, всё это осталось в прошлом. А система совершенно точно исчезнет.

К.Ларина― Ну, понимаете, вы это говорите, и в вашей интонации я слышу какой-то оптимизм.

В.Соловей―: Да.
...
В.Соловей ― Но я знаю, что придется пройти через очень тяжелое время. Вот это так. Это будут самые тяжелые месяцы не только за путинскую эпоху, я думаю, что за всю историю постсоветской России. Нас ожидают полтора-два самых тяжелых в постсоветской России года. 

...
В.Соловей―:  На самом деле, он конечно хочет парад Победы. Это будет важное событие. Но он хочет видеть парад своей победы – не 75-летний юбилей Победы советского народа над нацистской Германией, как это называлось в свое время, а парад его победы, что он возродил мощь и величие государства.

К.Ларина― То есть это такой дедлайн – вот к нему-то должно все прийти, к этому моменту, к этим торжествам.

В.Соловей―: Поскольку есть магия чисел, то я бы очень внимательно относился к тому, что будет происходить в связи с 22-м, 23-м февраля (22-е февраля – это Крым, а 23-е февраля – это известная дата). Вот в промежутке с конца февраля, условно, и далее вот до начала мая. Считают, что на всё про всё хватит 2-х месяцев – на изменение, я бы сказал, европейской конфигурации. Ну, по крайней мере, постсоветского пространства.

https://echo.msk.ru/programs/personalno/2572031-echo/
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments