pan_andriy (pan_andriy) wrote,
pan_andriy
pan_andriy

Category:

"коренным образом меняет дело"

ТАИРОВА-ЯКОВЛЕВА ТАТЬЯНА ГЕННАДЬЕВНА
Доктор исторических наук, профессор кафедры Истории славянских и балканских стран
Исторического факультета СПбГУ.

НИКОЛАЙ КОСТОМАРОВ КАК УКРАИНСКИЙ НАЦИОНАЛИСТ ИЛИ
ВОЗВРАЩАЯСЬ К ТЕРМИНОЛОГИИ

Терминология в истории часто становится полем для научной полемики.
... Когда оценки взглядов предшественников и их терминологии делаются людьми далекими от исторической науки, то тогда, чаще всего, появляется путаница, ложные представления и смешение понятий.

Все вышесказанное во многом относится и к Николаю Ивановичу Костомарову, выдающемуся историку Украины, прожившему очень непростую, полную трагизма жизнь. Если в советской историографии его обвиняли в украинском национализме, то в современной России Костомаров неожиданно стал любимцем современных «урапатриотов», высказывающихся против факта существования украинского народа,
украинского языка и украинской государственности. Любопытно, что заявления звучащие ныне со страниц газетных изданий, в интернет-блоках и даже толстых книг, претендующих на научность – почти полностью повторяют тональность имперских органов второй половины XIX века. А еще – являются зеркальным отражением заявлений польской националистической литературы только с противоположным знаком (т.е. что украинцы – не часть русского, а часть польского народа).

При этом достижения исторической и филологической наук последних 150 лет совершенно игнорируются. Как один из аргументов зачастую приводятся знаменитые работы Н.Костомарова,
прежде всего его фундаментальная монография «Богдан Хмельницкий», в которой украинское казачество и население Украины названо «русскими».

Для непрофессионального читателя такая терминология, использовавшаяся Костомаровым, служит безусловным доказательством, что ученый считал украинцев и великороссиян одним народом. Эту мысль подхватывают авторы громких заявлений, что термин «украинцы» вообще был придуман в Галиции на рубеже ХХ века, а до этого такого народа и названия якобы не существовало.

В монографии Н.И.Костомарова «Богдан Хмельницкий» 1 действительно для населения Украины (именно Украина, а не Малая Россия) используется термин «русский народ». Но при этом, если посмотреть внимательно, Костомаров напротив нигде не употребляет термин «русские» по отношению к населению Московского государства, т.е. великороссов. Не использует он и термин «Россия» - только Московское государство, а отсюда - московский гонец, московский капитан, москвитяне, московское войско ,московская власть.

Это уже коренным образом меняет дело. К тому же, по недосмотру цензуры, в монографии попадаются термины «летописцы украинские», «истребление украинских местечек», «украинский историк» и т.д.

Эти маленькие детали, непонятные непрофессионалу, могут быть легко ими истолкованы превратно. А вот если мы обратимся ко всей истории научного творчества Костомарова, его биографии и внешним факторам, под диктатом которых создавались те или иные его произведения, то перед нами вообще откроются совершенно иные аспекты.
http://history.org.ua/LiberUA/TYaNKost_2011/TYaNKost_2011.pdf



Т. Г. Таирова-Яковлева
Шкваров А. Г. "Петр I и казаки. Санкт-Петербург"
2011
рецензия

Написать данную рецензию меня заставила глубокая тревога за состояние российской украинистики, т. е. исследований по истории Украины.
...в Москве за 70 лет вообще не было написано ни одной монографии по социально-политической истории Украины. Научные исследования были подменены тезисом о «братской любви народов», и большинство историков искренне поверили, что Украина долгие годы боролась за «воссоединение с Россией», которое привело ко всеобщему благоденствию.
...
Шкваров пишет, что украинским казачеством «христианский фактор не рассматривался вовсе». Но это неверно. Именно украинское казачество сыграло решающую роль в юридическом признании Владиславом IV киевской православной митрополии, в избрании Петра Могилы митрополитом. Именно на казачество опирался Могила при возвращении православных церквей и монастырей. Наконец, нельзя отрицать, что главным лозунгом восстания Богдана Хмельницкого была защита православия.

Другой миф, которому следует А. Г. Шкваров, говоря о целях сторон в 1654 г., будто бы «в Москве имели в виду возвращение русских земель» и яростно отрицает возможность того, что «в Москве могли решиться на войну с Речью Посполитой ради создания некоего Украинского государства». Эта точка зрения в корне неверна. По крайней мере, в научных изданиях (в том числе, украинских) такие заявления нам не встречались. Если же посмотреть документы 1653–1654 гг., аргументацию и обоснование решения о «принятии Войска Запорожского под высокую царскую руку», то везде речь шла ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО о защите православной религии. Ни о «возвращении русских земель», ни о «старых отчинах» никто в Москве в 1653–1654 гг. не говорил и не писал — ни в решении Земского собора, ни в царских грамотах.
...
Собственный взгляд на вещи старшина пронесла через всю историю существования Украинского гетманства. Даже в 1763 г. в решении старшинской рады про события 1654 г. и действия Б. Хмельницкого говорилось: «сие добровольное подданство учинил он на договорах… Оные договоры от времени до времени при постановлении каждого гетмана поновляемы и подтверждаемы были».

Ссылки Шкварова на статьи 1654 г. при описании событий времен Руины просто несостоятельны: после каждого избрания гетмана действовали только новые статьи, и они ни в коем случае не были «лишь дополнением к предыдущим документам». Статьи 1654 г. действовали только два года (!), после чего Б. Хмельницкий практически разорвал отношения с царем, не принял Виленское перемирие и в союзе со шведами и венграми пошел войной на поляков. В 1659 г., когда Ю. Хмельницкий снова собирался «принять высокую руку», украинская сторона выставила «Жердовские статьи». Они не были приняты. В Переяславле прошли сложные дебаты между старшиной и воеводами. Но с этого момента и вплоть до Каламакской рады 1687 г. процедура соглашений с Москвой была всегда одинаковая: рада обсуждала с боярами условия соглашения («статьи» или «договорные статьи», т. е. говоря современным языком — договор), затем утверждала их, и лишь потом избирался гетман и приносилась присяга.

Что касается обещания Б. Хмельницкого платить налоги в царскую казну, на которое так часто ссылается Шкваров, то этот пункт вообще никогда не исполнялся (это подробно рассматривал еще И. Крипякевич25). Уже начиная с 1659 г. ни о каких сборах в царскую казну речи не шло и в «статьях».

Шкваров ошибочно утверждает, что в 1654 г. «в распоряжение царя передавались все имения, находившиеся на малороссийской территории, и царь получил право раздавать их по своему усмотрению». Еще Московские статьи 1689 г. запрещали раздачу имений на Украине царем, а оставляли это исключительной пререготивой гетмана. И только в 1709 г. Петр I впервые раздал украинские имения своим любимцам — А. Д. Меншикову и Г. Ф. Долгорукому.

Нельзя согласиться и со многими другими положениями А. Г. Шкварова. Например, он пишет: «приняв в 1654 г. Малую Россию в подданство на вечные времена… русский царь уже не был намерен отдавать эту свою “отчину” кому бы то ни было». Но ведь отдал же Алексей Михайлович по Андрусовскому миру большую ее часть (точнее Правобережную Украину), включая Киев!
http://shron1.chtyvo.org.ua/Tairova-Yakovleva_Tetiana/Retsenziia_na_knyhu_Shkvarov_AH_Petr_I_y_kazaky_ros.pdf

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment