pan_andriy (pan_andriy) wrote,
pan_andriy
pan_andriy

Category:

буфер для малороссийского поэта

09 ФЕВРАЛЯ 2015, 19:07

П. Гусев
― Дело в том, что если бы не украинский кризис, я не знаю, можно по-всякому называть, я называю кризис, НАТО оставалось бы в рамках тех границ, которые находятся и наверное мы были бы в рамках тех границ. Украина ведь занимает очень важное для России, на мой взгляд, географическое и политическое и экономическое значение и занимала всегда. Это определенный буфер, так же как и Белоруссия. Это буфер на всякий случай. Два раза отрежь, один раз подумай. Или наоборот. Дело в том, что этот буфер он очень важен был для страны всегда, и мы его использовали. Там много на Украине базировалось военных и всякие противовоздушные и так далее.

И. Воробьева
― Производства.

П. Гусев
― Я считаю, что мы допустили 10-12 лет назад грубейшую внешнеполитическую ошибку. Мы подумали, что Украина со своими 80% производства, которые работают на Россию и полной зависимости по определенным направлениям производства, особенно оборонке, мы и они, вот мы на них смотрим, куда они денутся со своим салом и со всеми делами. И вместо того чтобы увидеть опасность изменения и политического маховика, и опасность Януковича как личности, подчеркиваю, Януковича как личности, что мы не видели, что он собой представляет. Мы прекрасно осознавали его слабость, его коррупционность, его вот эту непопулярность среди украинских политиков. Он был достаточно гол.

 Что, мы все это не видели, что, мы это все не ощущали? Вот те деньги, которые сегодня мы тратим и на Крым, и на поддержание каких-то нюансов, связанные с восточными территориями и прочее, вот эти все деньги могли быть закачаны в политику Украины. В поддержку тех политических партий, которые интересны нам. Я это говорю открыто. Это делают все страны, которые могут себе это позволить в политическом плане. Это реально все. Поддерживать экономику. Их производство. Больше пытаться связываться с ними по самым различным направлениям. И культура, и экономика, и политика, и внешняя, и прочее. Договора и прочее. Не трамбовать, а сближать и покупать. Это звучит грубо, это звучит некрасиво. Но это современная политика. Это современный мир. Если тебе очень-очень нужна вот эта страна, чтобы она была с тобой вместе. Она в какой-то степени начинает тобой, вот если ты хочешь познакомиться с девушкой, что ты делаешь. Ты начинаешь дарить ей цветы, ухаживать. Вот не хватило того ухаживания, на мой взгляд, с Украиной, в хорошем смысле слова не хватило. И мы бы наверняка не испытывали потом те проблемы, которые испытали.

И. Воробьева
― То есть не ценили просто, из серии этот буфер никуда не денется.

П. Гусев
― Да конечно. Куда они денутся. Они полностью на нас завязаны. Но техническая завязка это не значит, это ничего не значит. Мы должны были создавать такой там буфер, такую зону, куда приезжаешь, и они понимают, и мы понимаем. Там должно быть равнозначное движение. И равноправное. И политические движения. Это называется умная, на долгие годы внешнеполитическая ситуация. Мы туда послали, очень извиняюсь, посла, который не очень любил Украину, которого украинцы не воспринимали, бывшего нашего министра здравоохранения.

И. Воробьева
― Господина Зурабова.

П. Гусев
― Да, конечно. После Черномырдина это было для них определенной плевок, там масса была проблем, мы просто не обращали внимания. Куда они денутся. Делись.

И. Воробьева
― Ну хорошо, а когда уже стало понятно, что делись. Что хотят туда, а не к нам, когда все события на майдане происходили и дальше соответственно ухудшение. Тогда уже стало понятно, что проиграли, и НАТО, если они уйдут, этот буфер исчезнет. Вот оно будет у наших границ. Там-то где были ошибки. Где мы ошиблись, может быть, мы могли как-то еще договориться.

П. Гусев
― Могли, конечно.

И. Воробьева
― Не отбирать Крым. Что угодно.

П. Гусев
― Да могли. Мы могли очень много сделать на дипломатическом уровне. Но мы были уверены, что никто не посмеет, что не дойдет ситуация до той фазы, до которой она дошла. До того горения. А я абсолютно уверен, даже таких разговоров, когда встречался я и многие главные редакторы, мы постоянно встречаемся с различными руководителями самых разных крупнейших ведомств. У нас закрытые встречи. Нам рассказывают, мы задаем любые вопросы. Прочее. Не было обеспокоенности даже в начальной фазе. Да, события, ну все перетрется и потом вдруг раз, и неожиданный крах всего.

И. Воробьева
― То есть было именно так, раз и крах.

П. Гусев
― Я считаю, что это достаточно сложная конфигурация, которую мы не сумели разгадать вовремя. И это не вина Лаврова, Лавров блестящий внешний политик. Он блестящий министр иностранных дел. Я думаю, что он войдет в историю министров иностранных дел России как один из крупнейших профессионалов. Настоящих профессионалов. И мы с ним общаемся, мне не раз приходилось общаться. Он реально мыслящий политик. Это не от министра зависящие шаги, это должно было быть, есть Совет Безопасности, есть еще всякие структуры кремлевские, они должны были заранее увидеть и предугадать это. Заниматься, не мелочиться, не мелочевкой заниматься.
http://www.echo.msk.ru/programs/personalno/1489244-echo/



- Вот мы толковали о литературе, - продолжал он, - если б у меня были лишние деньги, я бы сейчас сделался малороссийским поэтом.
- Это что еще? хорош поэт!- возразила Дарья Михайловна, - разве вы знаете по-малороссийски?
- Нимало; да оно и не нужно.
- Как не нужно?
- Да так же, не нужно. Стоит только взять лист бумаги и написать наверху: "Дума"; потом начать так: "Гой, ты доля моя, доля!" или: "Седе казачино Наливайко на кургане!", а там: "По-пид горою, по-пид зелено'ю, грае, грае воропае, гоп! гоп!" или что-нибудь в этом роде. И дело в шляпе. Печатай и издавай. Малоросс прочтет, подопрет рукою щеку и непременно заплачет, - такая чувствительная душа!
- Помилуйте! - воскликнул Басистов. - Что вы это такое говорите? Это ни с чем не сообразно. Я жил в Малороссии, люблю ее и язык ее знаю... "грае, грае воропае" - совершенная бессмыслица.
- Может быть, а хохол все-таки заплачет.
И.Тургенев "Рудин"







" Наилучшим способом спасения человечества было бы открытие каких-либо сил, полей либо явлений, предотвращающих приведение в действие всех атомных бомб, как урановых, так и водородных. Я не думаю, что это совершенно невозможно, ведь мы вошли в эпоху неслыханных переворотов в области фундаментальных исследований. Если бы вдруг оказалось, что все атомное оружие ни к чему негодно, в мировой политике произошли бы великие перемены. Исчез бы страх перед атомными террористами, а Россию стали бы считать огромной помойкой."
Станислав Лем "Борода Фиделя"

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments